Дни рождения
Лучшие статьи

Загрузка...
06.04.16

Религия и медицина

Приводит ли болезнь к вере? Однозначного ответа на этот вопрос, наверное, не существует. Одних — приводит, а других, быть может, совсем наоборот — отталкивает и утверждает в мысли, что если бы Бог был, Он никогда не допустил бы страданий, которые можно увидеть в палатах для безнадежных больных. Так происходит потому, что даже перед лицом неминуемой смерти у человека всегда остается свобода выбора: быть с Богом или быть без Бога. И поэтому знаменитая фраза «…не бывает атеистов в окопах под огнем» является всего лишь красивым поэтическим преувеличением. Можно оставаться атеистом и в окопе, и на больничной койке, и на смертном одре… В жизни тому немало примеров.

Тяжелая болезнь совсем не обязательно приводит к вере в Бога. Она просто очищает нашу жизнь от шелухи житейской суеты и мелких пристрастий, обнажает те пласты нашего бытия, о которых мы обычно стараемся не думать, и безжалостно ставит нас перед очевидным фактом — жизнь человека хрупка, а смерть — неизбежна.

Болезнь не лишает человека свободы выбирать между верой и неверием, а лишь помогает ему сделать этот выбор более осознанно и ответственно. Дела и заботы, которые еще совсем недавно поглощали человека целиком и наполняли всю его жизнь такими, казалось бы, важными смыслами, вдруг отступают на задний план, становятся мелкими и малозначительными. И со всей ясностью встает перед больным человеком вопрос: зачем же была дана ему эта стремительно угасающая искра земной жизни со всеми ее радостями и страданиями? У каждого, очевидно, будет на это свой ответ. Но если тяжелая болезнь не всегда приводит человека к Богу, то, во всяком случае, она всегда дает повод хотя бы задуматься о Нем, создает духовную атмосферу, в которой мысли о Боге становятся актуальными даже для тех, кто до болезни был совершенно равнодушен к религиозным вопросам. И, быть может, что-то меняет в их сердце.

О том, как конкретно это происходит, мы попросили рассказать тех, для кого болезнь не является отвлеченной категорией, тех, кто ежедневно борется с ней и знает о болезни то, о чем совершенно не подозревают здоровые люди.

Поэтому я просила Бога, чтобы Он «съел» предложенный Ему мною ломтик хлеба, чтобы я окончательно убедилась, что Он есть, что мама говорит неправду, а бабушка меня не обманула.

Немного поговорив с Богом, я бежала на кухню, проверить, не исчез ли хлеб? Но он всегда оказывался на том же месте, где я его оставляла. Однако я пристально, с тщательностью юного следопыта, рассматривала его, пытаясь увериться, что он стал меньше, хотя бы на одну крошку…

А еще я мечтала поделиться радостью постнической жизни со своими домашними, не имеющими к Церкви никакого отношения. За ужином, самозабвенно хрустя своей травой, я рассказывала им о геенне огненной и адских муках — для таких невоздержанных, как они.

«Вот ты ножку куриную грызешь… вкусно, да? — коварно обращалась я к недавно вернувшейся с работы, но успевшей приготовить ужин маме. — А сейчас ведь среда. А знаешь, что старцы говорят? На каждом кусочке мяса, съеденном в пост, сто бесов сидят. Думаешь, ты курицу ешь? Нет, ты бесов глотаешь, и они у тебя внутри кишат… А еще смердят… »

…Я начала посещать лекции о. Даниила Сысоева. Служил он в то время и проводил свои беседы на том самом подворье, где работали Саша со Славой.

Батюшка увлеченно рассказывал о Священном Писании. Я, как человек неподготовленный, ничего не понимала и не знала, чем Ветхий Завет отличается от Нового, а Всенощная от Литургии. Но мне очень нравилось находиться среди этих прекрасных людей — суровых бородатых мужчин и смиренных женщин в платках.

Больше всего я любила пить вместе со всеми после занятий чай (без чабреца, конечно) — за чинной благочестивой беседой в старинной холодной каменной палате, приспособленной под кухоньку. Я чувствовала себя частью чего-то большого и важного.

А еще я запомнила, как отец Даниил, будучи из семьи священника, рассказывал, как в детстве его вызывали в школе к доске и всячески ругали за то, что он верующий и не хочет вступать в пионеры. А он представлял себя мучеником и очень гордился. И я тоже мечтала исповедовать, страдать и радоваться…

И всех победю…

Моя первая православная весна… Все мне казалось высшим знаком и Божьим чудом. Тогда я поехала с автобусом в мою первую паломническую поездку — по Подмосковью и близлежащим областям. Была суббота накануне Вербного воскресения.

Хорошо помню какую-то восторженную суету, которая мне, начинающей верующей, очень нравилась. В автобусе мы все время пели акафисты. Потом, на остановках, куда-то бежали, никуда не успевали — даже в туалет. Возвращались в автобус и опять пели.

Мы побывали в нескольких храмах Переславля-Залесского, в Годеново… На источнике, где я впервые в жизни окуналась. В памяти четко отложились две вещи. Девушка, у которой от холода прокручивались, как мне показалось, на 180 градусов, глаза. И древняя, немощная, трясущаяся старушка, которую привели под руки две дочки (или внучки). Она самостоятельно и очень браво нырнула три раза, и после нее мне уже было стыдно давать задний ход.

На Всенощную мы попали в Никитский монастырь. И монахи раздали всем веточки вербы. И мне тоже.

Трепетно и бережно я привезла ее домой и поставила в воду. А через некоторое время веточка пустила корни, и на ней распустились маленькие зеленые листочки. Я с упоением рассказывала всем об этом „явленном мне грешной и недостойной“ чуде и видела в листочках некий указующий перст. Правда, на что он указывает, „от меня было сокрыто“. Но ведь известно, что в духовной жизни ничего просто так не бывает, тем более, что одна моя знакомая сказала, что вербы очень прихотливы и абы где корни не пускают.

Недавно Ньюберг повторил тот же эксперимент с францисканскими монахинями во время их молитвы. Поскольку молитвы больше основаны на словах, а не на образах, не удивительно, что сканирование показало активизацию тех областей мозга, которые связаны с речью. Куда интереснее, что и в этом случае область ОАО оказалась „отключённой“ (то есть отличалась пониженной против нормы активностью). Это говорит о том, что и молящиеся отключают ту часть мозга, которая отграничивает человека от окружающего мира, и благодаря этому могут достигать чувства „единения с бесконечностью и вечностью“.

Это чувство единения со Вселенной — не единственная особенность интенсивного религиозного опыта. Такой опыт несёт в  себе также большой эмоциональный заряд, сообщающий человеку чувство благоговения и глубокого смысла происходящего. Нейрофизиологи полагают, что появление этого чувства связано с другим участком мозга, отличным от теменной доли, а именно — с так называемым эмоциональным мозгом, лежащим глубоко внутри височных доль в боковых участках мозга, под его большими полушариями.

Этот участок мозга составляет часть так называемой лимбической системы, расположенной на внутренней стороне больших полушарий и регулирующей деятельность внутренних органов, инстинктивное поведение, эмоции, память и т.п. По мнению некоторых специалистов, этот участок возник в самом начале нашей эволюции. Ныне его  функциями являются наблюдение за нашим жизненным опытом и маркировка особо важных для нас событий и образов — например, облика близкого человека. При такой „маркировке“ данное воспоминание как бы помечается неким эмоциональным ярлыком, означающим „это важно“.

Начнём с определения атеизма. Атеизм – отрицание веры в существование Бога или богов. А что мы знаем о Боге? В первую очередь то, что Бог – создатель, он создал всё сущее на Земле. И сразу сталкиваемся с противоречием: каждый врач знает, что создатель человека, как и других млекопитающих и вообще живых организмов, – это их непосредственные родители. Можно возразить, сказав, что под созданием всего сущего понимается создание самых первых организмов, животных, людей. А в дальнейшем эти организмы сами стали воспроизводить себе подобных. Но эта теория давно опровергнута учёными, такими как Ч. Дарвин, обосновавшим научную теорию эволюции, А. И. Опариным, создавшим теорию «первичного бульона» и многими другими.

Врач, верующий, что жизнь даёт Бог, – это, конечно, абсурд. Тогда можно сразу увольнять всех врачей, которые лечат бесплодие. Ведь на вопрос пациентки: «Доктор, почему я не могу забеременеть?», будет получен ответ: «Такова воля Божья». И лечить не надо. Тогда функция доктора говорить всем: молитесь и Бог поможет вам.

У Игоря Бочкова, студента 525 группы иное мнение по поводу веры в Бога:

В какого Бога Вы верите? Вы этого, определенно,  не знаете. Знаете ли Вы, что
в мире существует десятки крупных – по десятку и больше миллионов последователей
– религий? Что в каждой религии свой Бог и боги?. Что верующие в этих богов  воюют
друг с другом смертельным боем? Что против того бога, в которого вы мните себя
верующим, выступает сотни и миллионы других богов, которые считают, что Вашего
бога не существует? А почему, если Бог – один, а религий со своими богами много? 
Вы можете надо всем этим   пошевелить своими окосневшими мозгами. Можете? – В
таком случает пошевелите и  напишите мне, что у Вас получилось.

Я прочитал Ваше письмо с приложением чужих мыслей. У Вас, что, своих мыслей в
доказательство своего бога нет? Умом бедный, бедный  Вы человек! А ещё берётесь
других учить уму-разуму? Совести тоже нет, что ли?

Хотите со мной, атеистом, поговорить, - прочитайте, законспектируйте и запомните
содержание хотя бы три мои   статьи: «А Бог – что такое?», «Откуда мы знаем, что
Бога нет? – Оттуда!»  и «Как мне внушить, что Бога нет?». 

— По-разному бывает… Иногда — меняет, иногда — нет. Одни люди приходят к вере, узнав о своей болезни. Другие — уже в послеоперационный период или потом, в период наблюдения, когда они время от времени проходят у нас в институте обследование. Люди потихоньку начинают понимать, что руками врачей их спас Сам Господь, начинают ходить в храм, молиться… А есть и те, кого болезнь не приводит к Богу. Пройдя через болезнь, операцию, тяжелое лечение, они так и остаются неверующими. И должен сказать, что таких людей тоже довольно много.

Но все же, на мой взгляд, существует принципиальное различие между этими категориями больных. Особенно ярко эта разница проявляет себя у пациентов среднего возраста, которых болезнь застала в расцвете жизненных сил и социальной активности. Дело в том, что в разговоре с больным врачу неизбежно приходится расспрашивать его о том образе жизни, который он вел, о привычках, профессиональной деятельности, о том, какие, с его точки зрения, были вредные факторы, способные спровоцировать заболевание. И вот иногда человек говорит: «Ой, Валерий Иванович, как же я жил… Гулял, пил, курил, развратничал… У меня много денег, как же я их тратил бездумно — девочки, кабаки, развлечения… Ничего доброго». Проходит время после операции, и потом я вдруг узнаю, что человек радикально изменил свою жизнь. Деньги, которые раньше шли у него только на роскошь, разврат и сомнительные удовольствия, он начинает расходовать на помощь бедным, на поддержку детских домов, на строительство храмов. После болезни такие пациенты стали просто другими людьми.

А кто-то продолжает после операции жить по-прежнему, а то и вовсе пускается во все тяжкие, объясняя свое поведение следующим образом: «Эх, Валерий Иванович, кто знает — сколько мне еще жить теперь осталось?… Хочу хотя бы все удовольствия успеть получить по максимуму». И продолжает курить, пьянствовать, гулять… Идет, что называется, вразнос. Думаю, понятно, что этих людей болезнь к вере не привела.

Верующий человек понимает, что его личное бытие не кончается с физической смертью тела и что после смерти ему придется отвечать перед Богом за то, как он распорядился здесь этой своей земной жизнью. Такие люди, даже понимая, что жить им осталось, быть может, совсем немного, стремятся хотя бы оставшееся время жизни наполнить добрыми делами, покаянием… И насколько возможно — очистить свою душу от грехов, которые, быть может, и привели их на больничную койку.

Постепенно времена менялись, преподаватели перестали начинать курс своих лекций неизменными словами, что, хоть наступили другие времена, но кто его знает, как всё еще повернется, поэтому не забудьте ознакомиться со статьями Ленина-Энгельса-Маркса, а многие из них сами стали прихожанами кафедрального собора; к верующим студентам перестали относиться с недоумением — теперь каждый пытался познакомиться с тобой поближе, чтобы тоже для себя что-то открыть, найти ответ, наверное, на такие же важные вопросы, которые мучили и тебя, только немного раньше: «Где Истина?», «Как найти смысл жизни?», «В чем этот смысл?».

А еще… „Истина, сказанная с раздражением — эта не истина“, — скажет мне позже один умный человек.

…Я продолжала ходить в храм, молилась, постилась. Но было уже не так легко, радостно и безумно, как вначале. Я то падала, то вставала, то благодарила Бога за Его милости, то „хлопала дверью“ и предавалась светским развлечениям. Часто унывала. Наверное, это было то самое, о чем говорят, что в начале пути Господь держит человека, учит его „ходить“, а потом отпускает. Чтобы тот уже сам.

Мое уныние порой усугублялось еще и тем, что я очень хотела замуж, но все как-то не складывалось.

А какой прекрасной женой и матерью я себя представляла тогда! Кроткой, послушной, любящей, хозяйственной. И, конечно же, в платке и длинной юбке. Нет-нет, не подумайте, они были бы уже не „неофитскими понтами“, а проявлением моего богатого и целомудренного внутреннего мира… Мой муж был бы бородатым и мудрым — настоящим православным мужиком. А наши дети в большом количестве — образцом благочестия…

И тут в моей жизни случилось еще одно большое чудо… Но это уже совсем другая история… Скажу только, что тогда я впервые услышала о Ксении Петербургской и о том, что она помогает с „этим делом“. Я написала письмо в храм на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге, где находится ее могила — с рассказом о моей никчемной жизни и просьбой помолиться за меня. И отправила 150 рублей.

Через две-три недели я (о, чудо!) получила ответ — молебен отслужен. Еще в письмо был вложен маленький цветочный лепесток, освященный на могилке Ксении. А через полтора месяца я была уже замужем за прекрасным человеком (бородатым и мудрым), которого неожиданно для себя встретила в далекой украинской провинции, куда поехала отдыхать с друзьями. С тем самым психологом Александром и его женой. А мой муж был другом и одноклассником Саши, который сам родом с Украины. Вот так бывает в жизни…

Моя христианская любовь

Идут годы. У меня уже трое детей. Много удивительного и прекрасного случилось за это время… Много чудес подарил мне Господь — больших и маленьких, явных и совсем незаметных. Но, знаете, главного чуда со мной пока не случилось.

Я так и не научилась тому главному, о чем говорил когда-то в Крыму о. Иоанн и о чем пишет апостол Павел. Тому важному, чего ждет от меня мой Создатель. Я так и не умею любить. Не только Бога (Его мы “любим» все и за Него перегрызем глотки кому угодно), а людей: Фотинию, дядьку, упавшего на мою вербу, алкаша, бомжа и просто прохожего… Любить и прощать всех, несмотря на их ошибки и недостатки. Как любит нас Господь наш Иисус Христос. А еще меньше я умею любить своих близких — тех, кто от нас терпит больше всех. Я на все обижаюсь и часто обижаю. Без причины, просто потому что у меня плохое настроение. И мне, порой, бывает трудно это признать.

Смогу ли я научиться любить? Я не знаю, но очень этого хочу. Ведь только тогда, когда будет во мне любовь, — настоящая, которая не выбирает, — я стану, действительно, христианкой.

А пока… Пока я часто скучаю по тому глупому и прекрасному времени, когда не было сомнений и компромиссов, и хотелось бросить «к ногам Господа» все. По неуправляемой радости в душе, искренности и глупостям, за которые мне шептали вслед: «Дурдом на выезде!». Этого уже давно нет, ведь детство быстро проходит, и церковное — тоже… А любви надо учиться всю жизнь.

(голосов:0)
Похожие статьи:
21189

Напишите свою историю

Все сложно описать в нескольких словах... Сегодня у меня день рождения. Но я плачу. У меня не осталось ни друзей, ни знакомых. Вообще никого. Просто пустота. Как всегда поеду в одиночестве в лес за городом, приму любимые колеса и буду слушать металл, прислонившись спиной к дереву, ну и виски обязательно будет... Мне уже все равно, что случится со мной. Сколько раз мне обещали смерть, уже и не сосчитать. Я привыкла к тому, что смерть меня везде преследует. Долго человек чего-то бояться не может, просто устаешь от страха и свыкаешься с ним. У меня боьшие проблемы. Я один раз уже была судима (2008 год). А сейчас пытаются повесить покушение на убийство. Я тогда была пьяная, как и член моей семьи, у которого на тот момент был день рождения. Я взяла нож, а он за него схватился... А потом избил меня до потери сознания. Мы написали в заявлениях, что претензий друг к другу не имеем, тем более, что мы родственники... Но не знаю, как дело обернется дальше. Надоело это все... Эта ночь будет бессонной для меня, тем более что я уже давно не сплю, последний раз спала 6 суток назад. Стимуляторы дают настоящие сверхвозможности... А тем более наркотические. Не надо меня уговаривать идти лечиться. Меня уже лечили. Сейчас я хочу-принимаю, хочу-перебиваюсь без колес. То же самое и с алкоголем и сигаретами. Могу за сутки выпить дозу на слона и выкурить половину блока, а затем 2 недели вообще не пить и не курить. Меня волнует другое. Примет ли Бог мое покаяние? Мне это очень важно. 2 года назад я порвала с одной сектой, после этого они меня прокляли. И с того дня несчастья просто преследуют меня. А я ничего не могу сделать. Мне сейчас очень плохо и страшно. Я не знаю, каким будет завтра. Я запуталась. И я боюсь признаваться священнику в своих грехах, потому что я занималась очень страшными вещами. Даже сейчас иногда занимаюсь, когда что-нибудь нужно получить в этой жизни... Но... БЕСПЛАТНО - это означает, что БЕС ПЛАТИТ... Я и так уже заплатила, в первую очередь психическим здоровьем... Именно оно волнует меня больше всего сейчас. Я становлюсь очень агрессивной, постоянно, когда пьяная, тянет кого-то убить, избить, надругаться на кладбище над могилами. На утро смутно вспоминаю, что делала накануне и чувствую страшную душевную боль. Потому что в таком состоянии я-уже не я. Будто в меня вселяется зверь, который алчет крови. Но отвечать ведь буду только я... Бесплотную сущность в полицию не приведешь и не осудишь. Если это снова повториться - я убью себя... Все... Если кому-то интересна моя история - отзовитесь. Хотя... Вряд ли это опубликуют здесь...
Поддержите сайт:


Нажмите значок play, чтобы посмотреть видео по теме «найти себя».

Найти себя – что это может означать? Всю жизнь человек ищет себя и сам не понимаем, что это значит. Внутренняя пустота заставляет задуматься… Найти себя – главная задача жизни. Именно так было написано над входом в один древний храм. Но что это означает? С одной стороны, важно найти себя в профессии. Без этого постоянно будет мучить неудовлетворённость. С другой стороны, важно не только выбрать специальность, дело, но и построить личное счастье. А оно невозможно, когда нет близкого человека, половинки. Вот и получается, что найти себя означает также обрести любимого человека. Для чувства защищённости и комфорта это даже важнее, чем


Нажмите значок play, чтобы посмотреть видео по теме «найти себя».

Найти себя – что это может означать? Всю жизнь человек ищет себя и сам не понимаем, что это значит. Внутренняя пустота заставляет задуматься… Найти себя – главная задача жизни. Именно так было написано над входом в один древний храм. Но что это означает? С одной стороны, важно найти себя в профессии. Без этого постоянно будет мучить неудовлетворённость. С другой стороны, важно не только выбрать специальность, дело, но и построить личное счастье. А оно невозможно, когда нет близкого человека, половинки. Вот и получается, что найти себя означает также обрести любимого человека. Для чувства защищённости и комфорта это даже важнее, чем


Комментарии к статье Верят ли врачи в бога:
Загрузка...


2015